Паразитарная теория рака

Рак и методы его лечения. Паразитарная теория.
Текущее время: 21-09, 18:39

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 84 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Метод гипергликемии
СообщениеДобавлено: 30-10, 18:03 
Не в сети
Старожил

Зарегистрирован: 26-01, 15:09
Сообщения: 2647
Сладкая вакцина против рака

Создана вакцина, помогающая иммунной системе распознавать в раковых клетках «врагов», запуская процесс их уничтожения. Вакцина учит организм реагировать на особые молекулы сахара, появляющиеся на поверхности больных клеток.
Когда клетка становится раковой, происходит не только озлокачествление её деления. Изменения затрагивают все клеточные структуры, в том числе и плазматическую мембрану, покрывающую клетку. В первую очередь меняется рецепторный комплекс клетки, располагающийся на её поверхности. Он состоит из комплексных белково-сахаридных молекул – протеогликанов.
В норме эти рецепторы отвечают за межклеточные взаимодействия, в том числе за контакт с клетками иммунной системы и реакции «свой – чужой». Возникающие нарушения, нередкие при делении, трактуются системой защиты организма как генетический сбой и приводят к уничтожению клетки.
Особенность раковых клеток в том, что при многочисленных нарушениях в их структуре им различными способами удается уходить от иммунного контроля.
Ученым из Центра по изучению рака Университета Джорджии удалось синтезировать специфическую вакцину к углеводам раковой опухоли. Они добились сильного и устойчивого иммунного ответа к опухолевым клеткам у мыши.
Вакцины используются уже более 120 лет для «обучения» иммунной системы. Сначала иммунной системе представляется активное вещество – антиген, чаще всего структурный компонент оболочки бактерий или вирусов. Ответом на это является усиленное деление специфических Т-лимфоцитов, запускающих продукцию антител – молекул иммуноглобулинов, специфичных именно к этому антигену.
Это подготавливает иммунную систему к дальнейшей встрече с антигеном, и при следующем попадании иммунитет отреагирует уничтожением чужеродного объекта.
Различные антигены обладают разной способностью запускать выработку антител. Для производства вакцин часто используют способы повышения эффективности за счет осаждения антигенов на поверхности активирующего вещества, в качестве которого обычно используются ионы алюминия или полиоксидоний. Из природных антигенов самыми сильными являются белки.
Особенность некоторых инфекционных агентов в том, что они «прячут» свои антигены, замедляя развитие специфических иммунных реакций. Даже длительное время находясь внутри организма, они не вызывают выработки антител. В таком случае вакцинация выделенным из бактерии антигеном приведет к появлению специфических антител, способных связываться с тем же антигеном, но уже на поверхности бактерии, запуская после этого сложный каскад реакций уничтожения.
Уникальные молекулы сахаров, обнаруженные на поверхности опухолевых клеток еще в 1970-х годах, заинтересовали ученых возможностью вакцинации против раковых клеток, скрывающихся от иммунной системы. Но до сегодняшнего дня подобные эксперименты не отличались результативностью.
До сих пор исследователи связывали особые молекулы сахара с чужеродным белком. Естественно, это приводило к выработке иммунной системой антител к белку и связывающим молекулам, но углеводы оставались нетронутыми.
Вместо использования выделенных и очищенных белков и углеводов команда ученых решила собрать вакцину из кусков разрушенных молекул.
В 2005 году они собрали полностью синтетическую вакцину, которая приводила к выработке антител к «раковым» углеводам. Несмотря на то что уровень антител в крови был невелик, исследователи продолжали совершенствовать компоненты и структуру вакцины для усиления иммунного ответа.
Их усовершенствованная вакцина воздействует сразу на три составляющие защитной системы: В-лимфоциты активируются углеводом опухоли, Т-лимфоциты – белком, а связывающая молекула запускает синтез большого количества цитокинов – молекул – регуляторов процессов иммунной системы.
Результатом такого комплексного подхода стало усиление продукции специфических антител к углеводам в 100 раз.
Эффективность вакцины была уже показана на человеческих клеточных раковых линиях, перевиваемых мышам, среди них рак груди и прямой кишки. Ученые уже планируют начать первую фазу клинических испытаний через год.
Несмотря на успешную экспериментальную вакцинацию, исследователи с осторожностью говорят о действии препарата у людей: мышь и человек слишком сильно различаются, некоторые вакцины против рака могут работать у мыши, но не у человека.

Цитата:
Вакцинация

введение антигенного материала с целью вызвать иммунитет к болезни, который предотвратит заражение, или ослабит его последствия. Антигенным материалом могут служить: живые, но ослабленные штаммы микробов, убитые (инактивированные) микробы, очищенный материал, такой как белки микроорганизмов; существуют также синтетические вакцины.
Действенность вакцинации была впервые обнаружена народной интуицией. С древних времён в Индии и Китае практиковалась инокуляция – прививание жидкостью из пузырьков больных лёгкой формой оспы. Недостатком инокуляции являлось то, что несмотря на меньшую патогенность вируса Variola minor, он всё же иногда вызывал летальные случаи. Кроме того, случалось, что по ошибке инокулировался высоко патогенный вирус.
В Англии существовала примета, что доярки, переболевшие коровьей оспой (которая является неопасным заболеванием), никогда не заболевают натуральной оспой (которая в своё время была бичом человечества, вызывая массовые смертоносные эпидемии).
Английский аптекарь и хирург Дженнер решил проверить эту примету строгими наблюдениями и она подтвердилась. Установив это, 14 мая 1796 г. Дженнер привил коровью оспу 8-летнему Джеймсу Фипсу, а через полтора месяца – человеческую оспу – и мальчик не заболел. Так была экспериментально доказана возможность относительно безопасных профилактических прививок.
Однако, в то время возможности этого метода были ограничены, так как он был основан на случайности, заключающейся в существовании в природе двух родственных болезней разной силы. Лишь сто лет спустя, французскому микробиологу Луи Пастеру удалось целенаправленно ослабить болезнетворность возбудителей других заболеваний и приготовить из них препараты для прививок. В 1881 он создал прививку против сибирской язвы, а в 1885 – против бешенства. Именно Пастер предложил называть такие препараты вакцинами, а процедуру их применения – вакцинацией.


Цитата:
Лимфоциты
белые клетки крови, основной элемент иммунной системы организма. Лимфоциты существующие в двух формах. Обе формы происходят из стволовых клеток в костном мозге. Незрелые лимфоциты покидают костный мозг и попадают в кровяное русло. Некоторые из них направляются к тимусу (вилочковой железе), расположенному у основания шеи, где происходит их созревание. Прошедшие через тимус лимфоциты известны как Т-лимфоциты, или Т-клетки (Т от «тимус»).
Другие лимфоциты созревают у человека в лимфатических узлах и лимфоидной ткани всего организма. Они называются B-лимфоцитами от слова bursa («сумка»), поскольку впервые были исследованы у птиц, в организмах которых созревают в так называемой сумке Фабрициуса - лимфоидном органе около клоаки.
Оба типа зрелых лимфоцитов имеют на своей поверхности рецепторы, которые могут «узнавать» специфический антиген и связываться с ним. Контакт В-клеточных рецепторов со специфическим антигеном и связывание определенного его количества стимулируют рост этих клеток и последующее многократное деление; в результате образуются многочисленные клетки двух разновидностей: плазматические и «клетки памяти». Плазматические клетки синтезируют антитела, выделяющиеся в кровоток. Клетки памяти являются копиями исходных В-клеток; они отличаются большой продолжительностью жизни, и их накопление обеспечивает возможность быстрого иммунного ответа в случае повторного попадания в организм данного антигена.
Что касается Т-клеток, то при связывании их рецепторами значительного количества определенного антигена они начинают секретировать группу веществ, называемых лимфокинами. Некоторые лимфокины вызывают обычные признаки воспаления: покраснение участков кожи, местное повышение температуры и отек за счет увеличения кровотока и просачивания плазмы крови в ткани. Другие лимфокины привлекают фагоцитирующие макрофаги - клетки, которые могут захватывать и поглощать антиген (вместе со структурой, например бактериальной клеткой, на поверхности которой он находится). В отличие от Т- и В-клеток эти макрофаги не обладают специфичностью и атакуют широкий спектр разных антигенов. Еще одна группа лимфокинов способствует разрушению инфицированных клеток. Наконец, ряд лимфокинов стимулирует добавочное количество Т-клеток к делению, что обеспечивает быстрое возрастание числа клеток, которые отвечают на тот же антиген и выделяют еще больше лимфокинов.
Антитела, вырабатываемые В-клетками и поступающие в кровь и другие жидкости организма, относят к факторам гуморального иммунитета (от лат. humor - жидкость). Защита организма, осуществляемая с помощью Т-клеток, называется клеточным иммунитетом, так как в ее основе лежит взаимодействие отдельных клеток с антигенами. Т-клетки не только активируют другие клетки путем выделения лимфокинов, но и атакуют антигены с помощью содержащих антитела структур на поверхности клетки.
Антиген может индуцировать оба типа иммунного ответа. Более того, в организме происходит определенное взаимодействие между Т- и В-клетками, причем Т-клетки осуществляют контроль над В-клетками. Т-клетки могут подавлять B-клеточный ответ на безвредные для организма чужеродные вещества или, наоборот, побуждать В-клетки вырабатывать антитела в ответ на вредные вещества с антигенными свойствами. Повреждение или недостаточность данной контролирующей системы может проявляться в виде аллергических реакций на вещества, обычно безопасные для организма.
Селекция антител определяет, какие именно антитела должны образоваться, чтобы бороться со специфическим антигеном, выделяя его из миллиардов других антигенов, потенциально угрожающих организму. Механизм такой селекции остается еще не до конца ясным. Рассуждая логически, трудно предположить, что в каждом лимфоците содержится информация для синтеза миллиардов разных антител, большинство из которых никогда не пригодится. Одна из ранних теорий, получившая название «инструктивной», постулировала, что антитела синтезируются в незавершенном виде. Когда же антиген попадает в организм, он действует как матрица, на которой происходит окончательное формирование узнающего участка антител; иными словами, сам антиген служит «инструкцией» для создания специфичных именно к нему антител.
В настоящее время известно, что структура белковой молекулы антитела зависит от последовательности и взаимного расположения составляющих ее «кирпичиков» - аминокислот и что внешние причины, в том числе антигены, не могут вызвать существенных структурных перестроек. Поэтому была выдвинута новая теория - «клональной селекции». Согласно этой теории, в организме человека содержится около 10 миллиардов слегка отличающихся друг от друга разновидностей лимфоцитов, причем каждая из них весьма немногочисленна. Когда антиген попадает в организм, он связывается только теми лимфоцитами, которые способны узнавать его. Связывание с антигеном создает стимул для их деления; в результате образуется большое число одинаковых клеток - клон, и численность отобранного варианта клеток быстро достигает необходимого уровня.
Теория клональной селекции не давала объяснения, каким образом исходно возникает колоссальное разнообразие лимфоцитов или их предшественников. Однако недавно механизм такой диверсификации как будто прояснился. Показано, что гены клеток, участвующих в иммунной реакции и продукции специфических антител, претерпевают частые случайные изменения за счет перегруппировок их отдельных участков; соответственно меняется закодированная в них информация, т. е. появляются новые, разнообразно измененные по этому признаку клетки, а в целом вся популяция лимфоцитов приобретает способность реагировать с разными антигенами. Кроме того, на протяжении многих клеточных поколений, требующихся для превращения стволовых клеток в зрелые лимфоциты, происходят случайные мутации в генах, кодирующих антитела. Эти мутации дополнительно увеличивают разнообразие лимфоцитов. Примечательно, что те молекулы на поверхности Т-лимфоцитов, которым они обязаны своей специфичностью, имеют во многом ту же структуру, что и циркулирующие в крови антитела, вырабатываемые В-лимфоцитами.


http://www.gazeta.ru/science/2007/10/30_a_2276177.shtml


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 30-10, 20:16 
Не в сети
Старожил

Зарегистрирован: 26-01, 02:17
Сообщения: 1566
Откуда: Москва
"Маленькая" неточность - мукополисахариды и сахар - не совсем одно и то же. :wink:

_________________
С уважением
Петрович


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 30-10, 21:28 
Не в сети
Старожил

Зарегистрирован: 25-01, 16:15
Сообщения: 15452
Откуда: США
Здесь проводится аналогия рака с оспой. Оспу научились лечить с использованием вакцины, котораяделалась с использованием крови больного. Впоследствии нашли бактерию возбудителя оспы. Кох вывел закон, что любая приобретенная болезнь имеет своего возбудителя паразита, которые вызывает болезнь с характерными признаками. Рак тоже имет своего возбудителя трихомонаду. Ученые могут долго ковырять в носу, придумывая различные теории. Им важно сохоанить понятие, что паразиты не при чем, а болезнь вызывается раковыми клетками, как говорят их авторитеты. Но все гораздо проще и нужно делать вакцину от рака с использованием убитых иои ослабленных трихомонад. Такой вакциной может быть урина самого больного. Кто упорно потребляет урину, тот не заболеет и может вылечить у себя уже начавшийся рак, если не использовал свою урину раньше. Отсюда вывод. Все должны использовать свою урину для профилактики, а также для лечения рака. Мы не зря её включили в состав СК, в котором все основные компоненты трихопол, урина и сырая картошка это средства против рака. В комплексе получается больший эффект. Правильно говорит Петрович, что разумный человек может понять, что ему втолковывают и никогда не заболеет раком. СК это панацея от всех хронических болезней. Дешево и сердито. Все свое ношу с собою.

К стати, ученые не зря придумали, что больным нужно вводить как лекарство тромбоциты. Они молчат о том, что это ослабленные трихомонады. Ученые начинают работать как наперсточники. ИМХО.

_________________
Все приобретенные хронические болезни от паразитов. Интернет победит рак и СПИД!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 31-10, 04:53 
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25-01, 05:23
Сообщения: 7175
Откуда: г. Новосибирск
Я думаю, статья, которую нашел прохожий, будет более понятной, если знать следующее.
Наши клетки (кроме клеток мозга) потребляют не глюкозу в чистом виде, а глюкоген. Глюкоген производится в печени. Это молекула, в которой к глюкозе прикреплен инсулин, который обеспечивает транспортировку глюкозы через мембрану клетки. А раковая клетка потребляет глюкозу в чистом виде, причем молекула глюкозы пройти через мембрану раковой клетки может. Этот факт был известен давно и я его учитывал, когда обосновывал для самого себя применение метода гипергликемии, то есть перекармливания сахаром, хотя все онкологи твердили, что раковая клетка требует много глюкозы и надо исключить потребление сахара. Но они постоянно забывают, что нормальная клетка потребляет только глюкоген. Скорее всего эта их забывчивость преднамеренная - ведь чем больше смертей, тем им лучше. Следов диабета у меня никогда не было и, постоянно потребляя сахар, я тем самым тренировал клетки, производящие инсулин. А вот если бы я исключил из рациона сахар, то эти клетки захирели бы - ведь это биологический закон: если орган не работает, то он атрофируется. С другой стороны, мои клетки получали достаточное количество энергии для борьбы паразитами.
В свете гипотезы существования у трихомонад стадии внутриклеточных паразитов, которые приводят к раку, данная статья полезна, так как не противоречит ей. Видимо, внутриклеточные паразиты имеют возможность внедрять свои рецепторы на поверхность мембраны для пропуска глюкозы - это их приспособление, найденное в процессе длительной эволюции.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19-12, 14:56 
Не в сети
Старожил

Зарегистрирован: 26-01, 15:09
Сообщения: 2647
Уровень глюкозы в крови влияет на концентрацию и способность к самоконтролю

Психологам из Университета штата Флорида удалось показать, что уровень глюкозы в крови влияет на концентрацию и способность к самоконтролю.
Для нервных клеток - не только речевых и зрительных центров головного мозга, но и для всех остальных - основным источником энергии является глюкоза, получаемая ими из спинномозговой жидкости и крови. Несмотря на то, что концентрация глюкозы - сверхстабильная система, регулируемая десятком гормонов - инсулином, глюкокортикоидами, гормонами гипофиза, даже в течение суток происходят её незначительные колебания. В частности, с утра её уровень чуть ниже, а после приема пищи - выше нормы. Известно, что снижение концентрации глюкозы приводит к головокружению, тошноте, обморокам и ослаблению всех функций центральной нервной системы.
Ученые занимались исследованием самоконтроля с помощью теста Струпа, предназначенного для оценки возможности концентрации внимания, а также способности к выделению основного фактора и игнорированию остальных побочных.
Стимульный материал представляет собой два бланка с названиями цветов радуги. На первом из бланков названия цветов написаны черным по белому. На втором - разными цветами, причем название цвета иногда совпадает, а иногда не совпадает с цветом самой надписи, которой выражено это название.
Обычно человек реагирует на повышение информационной нагрузки снижением скорости деятельности или ухудшением ее качества при сохранении скорости выполнения. Снижение скорости и появление ошибок одновременно говорит о невысокой способности к концентрации внимания и о неудачно выбранной тактике поведения в условиях информационной нагрузки.
Сначала психологи установили, что при повторном выполнении задания добровольцы с каждым разом совершают всё больше ошибок.
В попытке объяснить это ученые обратились не к психологическим критериям оценки, например, показателям усталости, а к биохимическому показателю крови, измеряемому на протяжении почти ста лет, - концентрации глюкозы. Продемонстрировав снижение концентрации глюкозы после напряженного теста на самоконтроль, психологи сделали логичный вывод о том, что она сильнее используется при интенсивной работе мозга.
Во второй части эксперимента исследователи решили усложнить задачу для себя, одновременно скрасив добровольцам жертвование своим временем во имя науки - между заданиями их поили сладкими безалкогольными напитками. Одной группе добровольцев исследователи давали лимонад с сахаром, а второй - с сахарозаменителем. Первая группа куда удачней справилась с заданием.
Ученые объясняют это тем, что уровень сахара восстанавливался за счёт сахара в лимонаде. Хотя если бы они посчитали, сколько времени необходимо сахару из напитка, чтобы попасть в тонкий кишечник, где глюкоза и фруктоза могут всосаться в кровь, то перерыв между тестами надо было бы делать не 10 минут, а, как минимум, полтора часа. Глюкоза может всасываться в ротовой полости, но для этого необходимо не пить лимонад, а полоскать им рот.
Уровень глюкозы в крови действительно повышается практически сразу после приема сладкого, но это происходит за счёт мобилизации внутренних ресурсов печени под действием рецепторов к моносахарам во рту. Этим, например, пользуются спортсмены, сосущие при усталости кусочек сахара. Так что никакого долговременного самоконтроля здесь быть не могло.
Источник: MIGnews
http://www.likar.info/news/14701.html


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 08-03, 10:09 
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25-01, 05:23
Сообщения: 7175
Откуда: г. Новосибирск
http://actualmed.net/index.php?type=spe ... les&id=152

Сахарное лекарство от опухолей
16-11-2005, 19.45, Actualmed.net

Сенсационное заявление америкаких ученых. Оказывается, натуральный сахар может помочь излечить рак.
Специалисты из Международной ассоциации исследования рака выяснили, что натуральные сахариды могут блокировать развитие опухолей.
К такому выводу ученые пришли после проведения тестов на мышах.
Молекулы сахара не позволяют расширяться кровеносным сосудам, предотвращая появление раковых опухолей, рост которых ускоряется при расширении сосудов.
Эксперты полагают, что разработки на основе сахара могут использоваться для своевременного предотвращения увеличения опухоли еще до того момента, когда она становится опасной.
В исследованиях был использован натуральный полисахарид, который прошел необходимую обработку перед введением в организм мышей.
Представитель по связям с общественностью ассоциации исследования рака заявила, что раковые клетки развиваются с поступлением в кровь кислорода и питательных веществ. Сахар не позволяет сосудам расширяться, соответственно, не дает раковым клеткам набраться "свежих сил". Это уникальное открытие, которое поможет в будущем противодействовать смертельному заболеванию.
В то же время ученые заявили, что новое открытие поможет предотвратить рак только на начальной стадии его обнаружения, так как не способствует уменьшению опухоли.
Врачи предлагают использовать препараты на основе натуральных сахаров в комплексе с общей раковой терапией.
Сейчас исследования находятся на ранней стадии, но ученые намерены проводить их и дальше, уже на больных людях.
Вообще, если верить открытиям ученых, можно сделать вывод, что все вещества и продукты, вредные для общего здоровья человека, приносят очевидную пользу страдающим раковыми заболеваниями.
Так, уже доказано, что предотвратить эту болезнь может кофе в умеренных количествах (например, полторы чашки в день).
Японские ученые заявили, что защитить клетки от губительного воздействия излучений, а также снизить риск раковых заболеваний более чем на 30% может употребление настоящего ячменного пива.
А женщинам, которые не хотят заболеть раком груди, вообще следует находиться в состоянии постоянного стресса.
Так что все, что вредно для человеческого организма, оказывается весьма вредным и для рака.
Теперь остается ждать известия о том, какой очередной продукт, по мнению ученых, следует употреблять в пищу, чтобы быть здоровым и бодрым.
Источник: www.medinfo.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 08-03, 21:29 
Не в сети
Старожил

Зарегистрирован: 26-01, 02:17
Сообщения: 1566
Откуда: Москва
Плюс писал(а):
Теперь остается ждать известия о том, какой очередной продукт, по мнению ученых, следует употреблять в пищу, чтобы быть здоровым и бодрым.

Думаю, краковская колбаса образца 1957 года подойдёт. Тогда её было навалом, все ели от пуза, а умирали в основном от старости.

_________________
С уважением
Петрович


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 24-07, 10:05 
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25-01, 05:23
Сообщения: 7175
Откуда: г. Новосибирск
http://www.lebed.com/2005/art4082.htm

Наша идея состояла вот в чем. Поступает все больше и больше сведений, что на поверхности раковых клеток имеются особые рецепторы, специфичные к галактозе. Галактоза - это сахар, очень похожий на глюкозу, но по другому повернутый в пространстве. А рецепторы - это белковые и полисахаридные образования, встроенные в клеточные мембраны, которые очень специфичны, и взаимодействуют с веществами только определенной структуры. Рецепторы - это ворота внутрь клетки, в данном случае раковой, но ворота, закрытые на замок. Они открываются только тогда, когда узнают нужное вещество. А узнают его по двум признакам - оно должно прочно связаться с рецептором, и должно иметь в своем составе химическую группу строго определенной структуры. Это как если бы мы могли открыть замок на двери - одновременно прилипнув к ней и вставив ключ в замок. А просто прилипнуть, без ключа, или вставить ключ без прилипания - дверь не откроется. Рецепторы, специфичные к галактозе, называются галектины.
Короче, надо было найти такое вещество, которое (а) имело бы в своем составе галактозный остаток, чтобы могло 'открывать' галектины, (б) имело четкую структуру и легко описывалось строгими химическими формулами, поскольку FDA признает в качестве лекарств только такие, а неопределенные по составу смеси, коктейли и прочие бальзамы FDA без разговора отвергает, (в) было легко растворимо в воде, (г) было нетоксично, (д) было бы доступно для масштабного промышленного производства в случае успеха, (е) чтобы его еще никто не испытывал в качестве лекарства, и (ж) чтобы его можно было запатентовать, если оно действительно окажется эффективным. Пункты (е) и (ж), впрочем, достаточно взаимосвязаны, если не считать некоторых важных нюансов юридического характера.
Поначалу такая задача выглядела почти нерешаемой. Это - найти иголку в стоге сена, при том, что сам стог еще поискать надо среди других стогов.
Такое вещество мы нашли. Помогло то, что моя лаборатория углеводов в Институте биохимии АН СССР работала, в частности, с некоторыми галактоманнанами растительного происхождения. Но они все выделялись из экзотических растений, так что речи об их промышленном использовании просто быть не могло. Помимо этого, природные галактоманнаны - огромные молекулы, и в воде нерастворимы. Тем не менее, отталкиваясь от их структуры и произведя простые химические модификации, нам удалось получить водорастворимый галактоманнан, который отвечал всем пунктам, сформулированным выше.
Более того, оказалось, что если этот галактоманнан смешать с известным хемотерапевтическим лекарством, то есть антираковым препаратом химический природы, 5-фтороурацилом (5-ФУ), и внутривенно ввести лабораторным животным, то токсичность 5-ФУ резко падает.
Здесь надо сказать, что 5-ФУ, как и все известные хемотерапевтические лекарства, обладает жуткой токсичностью. Дело в том, что антираковое действие всех известных хемотерапевтических препаратов основано на том, что они проникают в раковую клетку и уничтожают ставшую смертоносной ДНК этой самой клетки. Раковая клетка погибает. К сожалению, хемотерапевтические препараты неспецифичны к раковым клеткам, и точно также проникают во все нормальные клетки, и уничтожают их ДНК. Нормальные клетки погибают таким же образом. Разница только в том, что погибает значительно больше раковых клеток, потому что они образуются значительно быстрее. Иначе говоря, в случае успеха погибают все раковые клетки, но также и значительная часть здоровых клеток, и 'выздоравливает' практически полуживой человек. На самом деле во многих случаев раковые больные, принимающие хемотерапевтические препараты, не выздоравливают. Просто время смерти несколько отодвигается. Слишком велика токсичность препарата, слишком велики побочные эффекты хемотерапевтических препаратов.
Я могу дать несколько примеров, насколько далеки от ожидаемых результаты применения даже самых новейших противораковых препаратов. В одной из своих историй из 'Заметок научного сотрудника' я рассказывал об ангиогенезе (кровоснабжении) раковой опухоли и Джуде Фолкмане, национальной знаменитости и крупнейшем специалисте в этой области. Он создавал новое лекарство, действие которого должно было быть направлено на подавление этого самого кровоснабжения и последующем голодании и отмирании опухоли. Эта работа начиналась при мне и с моим более чем скромным участием еще в 1974 году, поглотила не одну сотню миллионов долларов, и только в прошлом, 2004-м году, по прошествии 30 лет, Фолкман (а точнее, компания Дженентек) наконец-то получили 'добро' от FDA на свое лекарство, под названием 'Авастин'. FDA утвердило его в феврале 2004-го года в качестве первого лекарства для подавления ангиогенеза раковой опухоли. Практический результат? Среднее время (точнее, медиана) жизни раковых больных продлилось на пять недель по сравнению с контролем. Понятно, это значительно лучше, чем ничего, но назвать это достижением мечты человечества пока рановато.
Вот еще некоторые данные, взятые из совсем свежего информационно-медицинского бюллетеня. Описываются результаты испытания того же Авастина в комбинации с известными противораковыми препаратами (5-FU + оксалиплатин). Испытания проведены на 829 больных (рак прямой кишки). Средняя (медианная) продолжительность жизни больных в контрольной группе, после лечения только традиционной смесью 5-FU +оксалиплатин, составила 10.7 месяцев, а если к этой смеси добавить Авастин - срок жизни больных продляется на 1.8 месяца, до 12.5 месяцев. Бюллетень сухо указывает - 'улучшение - 17%'. Отмечается, что параллельные испытания по применению только одного Авастина были прекращены по простой причине - выживаемость больных была ниже по сравнению с указанной выше контрольной группой, на традиционных лекарствах.
Еще одно новое лекарство - Таркева, средство против рака панкреатической железы. Опять в смеси с традиционным лекарством - Джемситабином. В контрольной группе, только с Джемситабином, по прошествии года остались живы 17% больных. При введении Джемситабина + Таркева остались живы 24% больных. Среднее (медианное) время жизни больных - 5.9 месяца в контроле (Джемситабин), и 6.4 месяца в основной группе (Джемситабин + Таркева). Продление жизни - две недели.
Заметим, что просто контрольных групп, без лекарств, при испытаниях противораковых препаратов не бывает. Потому что это было бы просто оставить больных на еще более раннюю смерть.
Но вернемся обратно к токсичности хемотерапевтических препаратов. Она слишком велика. Поэтому такие препараты вводят (как правило, внутривенно) только в небольших количествах, используя их антираковый потенциал лишь в небольшой степени. Больше вводить их просто нельзя, иначе больной погибнет не от рака, а от самого лекарства, от его 'побочной' токсичности.
Понятно, если наше лекарство сможет действительно или снижать токсичность хемотерапевтических препаратов, или увеличивать противораковую эффективность их действия, уж не говоря о том, чтобы делать и то, и другое - то это будет трудно переоценить. Поэтому можно понять наше с Дэвидом ликование, когда компания 'Токсикон', куда мы направили для первых испытаний наш новый галактоманнан, сообщила, что наш препарат практически снимает токсичность 5-ФУ, когда они вводятся одновременно.
Небольшое пояснение. Токсичность обычно измеряют в количестве препарата, которое при его введении убивает половину экспериментальных животных. Таким образом, токсичность выражают в LD50, где LD - это Lethal Dose, то есть 'смертельная доза', а 50 - это 50% погибших животных. Эту величину выражают на килограмм веса экспериментальных животных, или на площадь поверхности их кожи в квадратных метрах. Для мышей, например, LD50 для 5-ФУ равна 320 мг/кг. Иначе говоря, если взять экспериментальную группу из 50 мышей, каждая из которых весит в среднем 20 грамм, то при внутривенном введении 5-ФУ в количестве только шести миллиграммов (точнее, 6.4 мг) в каждую мышь - погибнет примерно 25 мышей из 50.
Так вот, массачусеттская компания 'Токсикон', которая проводила для нас это исследование, сообщила, что они взяли три группы по десять мышей в каждой, и мышам из первой, контрольной группы, ввели внутривенно просто воду. Мышам из второй группы они ввели 5-ФУ в дозе 420 мг/кг, то есть больше, чем LD50. Мышам из третьей группы они ввели столько же 5-ФУ, но в смеси с нашим галактоманнаном в количестве 200 мг/кг. Мышей наблюдали две недели после введения препаратов. Результаты были следующие: в первой группе все мыши были здоровыми, и все две недели активно набирали вес, как и положено здоровым мышам. Во второй группе шесть мышей погибли, остальные, выжившие, вес или не набрали, или даже потеряли, что характерно действия для токсичных препаратов. Мыши третьей группы вели себя так же, как и в первой, контрольной группе: ни одна мышь не погибла, все нормально набирали вес.
Это была редкая удача. Даже просто невероятная. Редкая и невероятная - потому что такие опыты обычно не удаются прямо с первого раза. И мы немедленно провели опыт по изучению противораковой эффективности нашего галактоманнана. Точнее, проводили опять не мы, а специализированная компания в городе Бирмингем штата Алабама. Они взяли группу экспериментальных мышей, и каждой привили раковую опухоль прямой кишки человека. Это было сделано введением мышам под кожу фрагментов человеческой раковой опухоли. Опухоль немедленно начала расти, и ее размеры ежедневно определяли, пересчитывая на вес. На 13-й день опухоль у всех мышей достигла среднего веса 100 миллиграмм. И в этот день десяти мышам с привитой опухолью ввели просто воду (контрольная группа), еще десяти мышам ввели 5-ФУ, еще десяти - наш галактоманнан, и еще десяти - комбинацию 5-ФУ с галактоманнаном, как и при изучении токсичности.
Средняя продолжительность жизни контрольных мышей была 12 дней. Мышей, которым был введен наш галактоманнан - 15 дней. Мышей, которым был введен 5-ФУ - 24 дня. И мышей, которым была введена комбинация 5-ФУ с галактоманнаном - 56 дней. У нескольких мышей из последней группы опухоль уменьшилась и затем исчезла.
Мы немедленно сообщили о полученных результатах в FDA, и вскоре получили утвержденную программу предклинических испытаний. Согласно этой программе, мы должны испытать комбинацию 5-ФУ и нашего галактоманнана еще несколько раз на мышах с привитой раковой опухолью - но с другой раковой опухолью человека (другой линии раковых клеток), в другой лаборатории, при нескольких дозах галактоманнана в широком диапазоне доз, а также в присутствии лейковорина - вещества, усиливающего иммунную защиту организма. Это вещество часто применяют при хемотерапии, и для FDA было важно знать, не 'конфликтует' ли с ним наш галактоманнан. Помимо этого, нам надо было проверить токсичность 5-ФУ в комбинации с галактоманнаном (при различных дозах) на крысах и собаках, изучить мутагенность галактоманнана на разных бактериях, определить стабильность галактоманнана в водных растворах и в порошке при различных температурах, определить химическую структуру галактоманнана с помощью ядерного магнитного резонанса и различных химических методов, разработать методы количественного определения галактоманнана в водных растворах, провести опыты на галактоманнане с радиоактивными метками, чтобы определить, в какие органы и ткани животных (на примере опять же мышей) галактоманнан входит, в каких количествах он входит, и с какой скоростью и в каком химическом виде выходит, и много других характеристик самого галактоманнана и способов его возможного применения в клинической практике.
Сам галактоманнан получил клиническое название DAVANAT. Это название было составлено из имени David, и имени его главного научного сотрудника. FDA это название утвердило.
Описанная выше программа была катастрофически дорогостояща. Каждый пункт ее стоил огромных денег, и каждый опыт надо было заказывать в специализированных лабораториях. Но 'у нас с собой было'. Тот факт, что инвесторы принесли наНаша идея состояла вот в чем. Поступает все больше и больше сведений, что на поверхности раковых клеток имеются особые рецепторы, специфичные к галактозе. Галактоза - это сахар, очень похожий на глюкозу, но по другому повернутый в пространстве. А рецепторы - это белковые и полисахаридные образования, встроенные в клеточные мембраны, которые очень специфичны, и взаимодействуют с веществами только определенной структуры. Рецепторы - это ворота внутрь клетки, в данном случае раковой, но ворота, закрытые на замок. Они открываются только тогда, когда узнают нужное вещество. А узнают его по двум признакам - оно должно прочно связаться с рецептором, и должно иметь в своем составе химическую группу строго определенной структуры. Это как если бы мы могли открыть замок на двери - одновременно прилипнув к ней и вставив ключ в замок. А просто прилипнуть, без ключа, или вставить ключ без прилипания - дверь не откроется. Рецепторы, специфичные к галактозе, называются галектины.
Короче, надо было найти такое вещество, которое (а) имело бы в своем составе галактозный остаток, чтобы могло 'открывать' галектины, (б) имело четкую структуру и легко описывалось строгими химическими формулами, поскольку FDA признает в качестве лекарств только такие, а неопределенные по составу смеси, коктейли и прочие бальзамы FDA без разговора отвергает, (в) было легко растворимо в воде, (г) было нетоксично, (д) было бы доступно для масштабного промышленного производства в случае успеха, (е) чтобы его еще никто не испытывал в качестве лекарства, и (ж) чтобы его можно было запатентовать, если оно действительно окажется эффективным. Пункты (е) и (ж), впрочем, достаточно взаимосвязаны, если не считать некоторых важных нюансов юридического характера.
Поначалу такая задача выглядела почти нерешаемой. Это - найти иголку в стоге сена, при том, что сам стог еще поискать надо среди других стогов.
Такое вещество мы нашли. Помогло то, что моя лаборатория углеводов в Институте биохимии АН СССР работала, в частности, с некоторыми галактоманнанами растительного происхождения. Но они все выделялись из экзотических растений, так что речи об их промышленном использовании просто быть не могло. Помимо этого, природные галактоманнаны - огромные молекулы, и в воде нерастворимы. Тем не менее, отталкиваясь от их структуры и произведя простые химические модификации, нам удалось получить водорастворимый галактоманнан, который отвечал всем пунктам, сформулированным выше.
Более того, оказалось, что если этот галактоманнан смешать с известным хемотерапевтическим лекарством, то есть антираковым препаратом химический природы, 5-фтороурацилом (5-ФУ), и внутривенно ввести лабораторным животным, то токсичность 5-ФУ резко падает.
Здесь надо сказать, что 5-ФУ, как и все известные хемотерапевтические лекарства, обладает жуткой токсичностью. Дело в том, что антираковое действие всех известных хемотерапевтических препаратов основано на том, что они проникают в раковую клетку и уничтожают ставшую смертоносной ДНК этой самой клетки. Раковая клетка погибает. К сожалению, хемотерапевтические препараты неспецифичны к раковым клеткам, и точно также проникают во все нормальные клетки, и уничтожают их ДНК. Нормальные клетки погибают таким же образом. Разница только в том, что погибает значительно больше раковых клеток, потому что они образуются значительно быстрее. Иначе говоря, в случае успеха погибают все раковые клетки, но также и значительная часть здоровых клеток, и 'выздоравливает' практически полуживой человек. На самом деле во многих случаев раковые больные, принимающие хемотерапевтические препараты, не выздоравливают. Просто время смерти несколько отодвигается. Слишком велика токсичность препарата, слишком велики побочные эффекты хемотерапевтических препаратов.
Я могу дать несколько примеров, насколько далеки от ожидаемых результаты применения даже самых новейших противораковых препаратов. В одной из своих историй из 'Заметок научного сотрудника' я рассказывал об ангиогенезе (кровоснабжении) раковой опухоли и Джуде Фолкмане, национальной знаменитости и крупнейшем специалисте в этой области. Он создавал новое лекарство, действие которого должно было быть направлено на подавление этого самого кровоснабжения и последующем голодании и отмирании опухоли. Эта работа начиналась при мне и с моим более чем скромным участием еще в 1974 году, поглотила не одну сотню миллионов долларов, и только в прошлом, 2004-м году, по прошествии 30 лет, Фолкман (а точнее, компания Дженентек) наконец-то получили 'добро' от FDA на свое лекарство, под названием 'Авастин'. FDA утвердило его в феврале 2004-го года в качестве первого лекарства для подавления ангиогенеза раковой опухоли. Практический результат? Среднее время (точнее, медиана) жизни раковых больных продлилось на пять недель по сравнению с контролем. Понятно, это значительно лучше, чем ничего, но назвать это достижением мечты человечества пока рановато.
Вот еще некоторые данные, взятые из совсем свежего информационно-медицинского бюллетеня. Описываются результаты испытания того же Авастина в комбинации с известными противораковыми препаратами (5-FU + оксалиплатин). Испытания проведены на 829 больных (рак прямой кишки). Средняя (медианная) продолжительность жизни больных в контрольной группе, после лечения только традиционной смесью 5-FU +оксалиплатин, составила 10.7 месяцев, а если к этой смеси добавить Авастин - срок жизни больных продляется на 1.8 месяца, до 12.5 месяцев. Бюллетень сухо указывает - 'улучшение - 17%'. Отмечается, что параллельные испытания по применению только одного Авастина были прекращены по простой причине - выживаемость больных была ниже по сравнению с указанной выше контрольной группой, на традиционных лекарствах.
Еще одно новое лекарство - Таркева, средство против рака панкреатической железы. Опять в смеси с традиционным лекарством - Джемситабином. В контрольной группе, только с Джемситабином, по прошествии года остались живы 17% больных. При введении Джемситабина + Таркева остались живы 24% больных. Среднее (медианное) время жизни больных - 5.9 месяца в контроле (Джемситабин), и 6.4 месяца в основной группе (Джемситабин + Таркева). Продление жизни - две недели.
Заметим, что просто контрольных групп, без лекарств, при испытаниях противораковых препаратов не бывает. Потому что это было бы просто оставить больных на еще более раннюю смерть.
Но вернемся обратно к токсичности хемотерапевтических препаратов. Она слишком велика. Поэтому такие препараты вводят (как правило, внутривенно) только в небольших количествах, используя их антираковый потенциал лишь в небольшой степени. Больше вводить их просто нельзя, иначе больной погибнет не от рака, а от самого лекарства, от его 'побочной' токсичности.
Понятно, если наше лекарство сможет действительно или снижать токсичность хемотерапевтических препаратов, или увеличивать противораковую эффективность их действия, уж не говоря о том, чтобы делать и то, и другое - то это будет трудно переоценить. Поэтому можно понять наше с Дэвидом ликование, когда компания 'Токсикон', куда мы направили для первых испытаний наш новый галактоманнан, сообщила, что наш препарат практически снимает токсичность 5-ФУ, когда они вводятся одновременно.
Небольшое пояснение. Токсичность обычно измеряют в количестве препарата, которое при его введении убивает половину экспериментальных животных. Таким образом, токсичность выражают в LD50, где LD - это Lethal Dose, то есть 'смертельная доза', а 50 - это 50% погибших животных. Эту величину выражают на килограмм веса экспериментальных животных, или на площадь поверхности их кожи в квадратных метрах. Для мышей, например, LD50 для 5-ФУ равна 320 мг/кг. Иначе говоря, если взять экспериментальную группу из 50 мышей, каждая из которых весит в среднем 20 грамм, то при внутривенном введении 5-ФУ в количестве только шести миллиграммов (точнее, 6.4 мг) в каждую мышь - погибнет примерно 25 мышей из 50.
Так вот, массачусеттская компания 'Токсикон', которая проводила для нас это исследование, сообщила, что они взяли три группы по десять мышей в каждой, и мышам из первой, контрольной группы, ввели внутривенно просто воду. Мышам из второй группы они ввели 5-ФУ в дозе 420 мг/кг, то есть больше, чем LD50. Мышам из третьей группы они ввели столько же 5-ФУ, но в смеси с нашим галактоманнаном в количестве 200 мг/кг. Мышей наблюдали две недели после введения препаратов. Результаты были следующие: в первой группе все мыши были здоровыми, и все две недели активно набирали вес, как и положено здоровым мышам. Во второй группе шесть мышей погибли, остальные, выжившие, вес или не набрали, или даже потеряли, что характерно действия для токсичных препаратов. Мыши третьей группы вели себя так же, как и в первой, контрольной группе: ни одна мышь не погибла, все нормально набирали вес.
Это была редкая удача. Даже просто невероятная. Редкая и невероятная - потому что такие опыты обычно не удаются прямо с первого раза. И мы немедленно провели опыт по изучению противораковой эффективности нашего галактоманнана. Точнее, проводили опять не мы, а специализированная компания в городе Бирмингем штата Алабама. Они взяли группу экспериментальных мышей, и каждой привили раковую опухоль прямой кишки человека. Это было сделано введением мышам под кожу фрагментов человеческой раковой опухоли. Опухоль немедленно начала расти, и ее размеры ежедневно определяли, пересчитывая на вес. На 13-й день опухоль у всех мышей достигла среднего веса 100 миллиграмм. И в этот день десяти мышам с привитой опухолью ввели просто воду (контрольная группа), еще десяти мышам ввели 5-ФУ, еще десяти - наш галактоманнан, и еще десяти - комбинацию 5-ФУ с галактоманнаном, как и при изучении токсичности.
Средняя продолжительность жизни контрольных мышей была 12 дней. Мышей, которым был введен наш галактоманнан - 15 дней. Мышей, которым был введен 5-ФУ - 24 дня. И мышей, которым была введена комбинация 5-ФУ с галактоманнаном - 56 дней. У нескольких мышей из последней группы опухоль уменьшилась и затем исчезла.
Мы немедленно сообщили о полученных результатах в FDA, и вскоре получили утвержденную программу предклинических испытаний. Согласно этой программе, мы должны испытать комбинацию 5-ФУ и нашего галактоманнана еще несколько раз на мышах с привитой раковой опухолью - но с другой раковой опухолью человека (другой линии раковых клеток), в другой лаборатории, при нескольких дозах галактоманнана в широком диапазоне доз, а также в присутствии лейковорина - вещества, усиливающего иммунную защиту организма. Это вещество часто применяют при хемотерапии, и для FDA было важно знать, не 'конфликтует' ли с ним наш галактоманнан. Помимо этого, нам надо было проверить токсичность 5-ФУ в комбинации с галактоманнаном (при различных дозах) на крысах и собаках, изучить мутагенность галактоманнана на разных бактериях, определить стабильность галактоманнана в водных растворах и в порошке при различных температурах, определить химическую структуру галактоманнана с помощью ядерного магнитного резонанса и различных химических методов, разработать методы количественного определения галактоманнана в водных растворах, провести опыты на галактоманнане с радиоактивными метками, чтобы определить, в какие органы и ткани животных (на примере опять же мышей) галактоманнан входит, в каких количествах он входит, и с какой скоростью и в каком химическом виде выходит, и много других характеристик самого галактоманнана и способов его возможного применения в клинической практике.
Сам галактоманнан получил клиническое название DAVANAT. Это название было составлено из имени David, и имени его главного научного сотрудника. FDA это название утвердило.
Описанная выше программа была катастрофически дорогостояща. Каждый пункт ее стоил огромных денег, и каждый опыт надо было заказывать в специализированных лабораториях. Но 'у нас с собой было'. Тот факт, что инвесторы принесли нам достаточно много денег, позволил нам эту программу начать. А затем пошел эффект домино, или перекладного финансирования. После каждого пункта программы результаты объявлялись нынешним и потенциальным инвесторам, и те, воодушевленные, вкладывали очередную порцию денег, необходимую для последующей серии экспериментов по программе FDA. Все это строго контролировалось аудиторами, в США с этим не шутят. Каждый пресс-релиз сопровождался предупреждениями, что полученные данные совершенно не гарантируют последующий и тем более окончательный успех нашего предприятия, что в этом деле много случайных и практически неконтролируемых факторов, и что, наконец, даже такие сбои, как болезнь или смерть Платта или моя, или просто уход из компании даже только одного из нас повлекут для компании и для инвесторов практически необратимые негативные последствия. По настоянию инвесторов компания даже застраховала меня на миллион долларов, чтобы в случае чего хоть какие-нибудь деньги остались. Но это так, лирика.
К делу. Всю 'предклиническую' программу мы выполнили за год. Это было невероятно быстро. Обычно 'предклинику' проходят не ранее чем за шесть-восемь лет. В нашем случае очень помогло то, что у нас благодаря инвесторам были деньги, что мы наработали достаточное количество химически и клинически чистого Даваната, оперативно разрабатывали протоколы тестирования, и вообще работали слаженно. Параллельно мы запатентовали наш Даванат и способ его применения. И, наконец, вдохновленные успехом, мы 'вышли паблик', то есть передали владение нашей компанией Pro-Pharmaceuticals из наших с Дэвидом рук в руки общественности, точнее, держателям акций. Инвесторам. Что это реально означает, я пояснял несколько выше.
Вскоре акции нашей компании резко пошли вверх, и в какой-то момент мы оказались самой быстрорастущей компанией на бирже. Конечно, это было одномоментное, или, точнее, кратковременное явление. Но биржа такие моменты отслеживает. И вот тогда-то наша компания была приглашена на биржу, в Нью-Йорк, на Уолл-стрит, чтобы ударами в колокол открыть в очередной понедельник работу биржи, и тем самым принять почести биржи. С описания этого события я и начал этот рассказ.
А мы в настоящее время проводим клинические испытания Даваната. Испытания мы проводим на практически безнадежных раковых больных, которых в клинике уклончиво называют 'рефракторными', или 'больными последней линии'. Это означает, что они прошли все возможные 'штатные' варианты лечения, но им ничего не помогло. Им не помогла хирургия, не помогла радиационная обработка, не помогла 'штатная' хемотерапия. Поэтому наш Даванат - их последняя надежда. По правилам FDA я не имею давать сведения о результатах клинических испытаний до их завершения и утверждения FDA. Так что я воздержусь, но все-таки замечу, не нарушая правил, что там всё путем.
Небольшое дополнение. Пока эти заметки набрасывались, FDA дала-таки разрешение на обнародование некоторых сведений о промежуточных результатах клинических испытаний нашего Даваната. Эти сведения только что, в самом конце января 2005 года докладывались на всеамериканской конференции онкологов. Выступали лечащие врачи, которые проводили первую фазу клинических испытаний. Замечу, что они не имеют никакого отношения к нашей компании, они - сотрудники четырех клинических центров, которые проводят испытания. Они доложили, что первая фаза клинических испытаний завершена, и что у 45% больных опухоль застабилизировалась.
Я, признаться, испытал огромное облегчение, услышав слова доклада ведущего врача, хирурга, руководителя клинических испытаний. Он сказал, что эти результаты феноменальны. Напомню, что нам дают для испытаний лекарства больных 'последней линии', с ожидаемой продолжительностью жизни всего три месяца. Опухоль у них продолжает прогрессировать. Эти больные, попросту говоря, безнадежны. И вот оказалось, что почти у половины их рост опухоли остановился!
Облегчение я испытал еще по одной причине, уже по сугубо личной. Все-таки, предложив лекарство и доведя его до испытаний на раковых больных я несу тяжкий груз моральной ответственности. Меня не отпускала мысль - а что, если ничего не выйдет, и успешные испытания на мышах не имеют никакого отношения к людям? Что, если наш Даванат окажется пустышкой? Предложил-то его я... Но теперь, после слов на докладе руководителя испытаний, пусть только испытаний первой фазы (из трех), меня уже никто не сумеет упрекнуть. Конечно, совершенно не гарантировано, что наш Даванат дойдет до аптек и до статуса 'штатного' лекарства от рака, многое может произойти на этом длинном пути. Но то, что клинический эффект есть - уже не вызывает сомнений.
А дальше - следите за прессой.м достаточно много денег, позволил нам эту программу начать. А затем пошел эффект домино, или перекладного финансирования. После каждого пункта программы результаты объявлялись нынешним и потенциальным инвесторам, и те, воодушевленные, вкладывали очередную порцию денег, необходимую для последующей серии экспериментов по программе FDA. Все это строго контролировалось аудиторами, в США с этим не шутят. Каждый пресс-релиз сопровождался предупреждениями, что полученные данные совершенно не гарантируют последующий и тем более окончательный успех нашего предприятия, что в этом деле много случайных и практически неконтролируемых факторов, и что, наконец, даже такие сбои, как болезнь или смерть Платта или моя, или просто уход из компании даже только одного из нас повлекут для компании и для инвесторов практически необратимые негативные последствия. По настоянию инвесторов компания даже застраховала меня на миллион долларов, чтобы в случае чего хоть какие-нибудь деньги остались. Но это так, лирика.
К делу. Всю 'предклиническую' программу мы выполнили за год. Это было невероятно быстро. Обычно 'предклинику' проходят не ранее чем за шесть-восемь лет. В нашем случае очень помогло то, что у нас благодаря инвесторам были деньги, что мы наработали достаточное количество химически и клинически чистого Даваната, оперативно разрабатывали протоколы тестирования, и вообще работали слаженно. Параллельно мы запатентовали наш Даванат и способ его применения. И, наконец, вдохновленные успехом, мы 'вышли паблик', то есть передали владение нашей компанией Pro-Pharmaceuticals из наших с Дэвидом рук в руки общественности, точнее, держателям акций. Инвесторам. Что это реально означает, я пояснял несколько выше.
Вскоре акции нашей компании резко пошли вверх, и в какой-то момент мы оказались самой быстрорастущей компанией на бирже. Конечно, это было одномоментное, или, точнее, кратковременное явление. Но биржа такие моменты отслеживает. И вот тогда-то наша компания была приглашена на биржу, в Нью-Йорк, на Уолл-стрит, чтобы ударами в колокол открыть в очередной понедельник работу биржи, и тем самым принять почести биржи. С описания этого события я и начал этот рассказ.
А мы в настоящее время проводим клинические испытания Даваната. Испытания мы проводим на практически безнадежных раковых больных, которых в клинике уклончиво называют 'рефракторными', или 'больными последней линии'. Это означает, что они прошли все возможные 'штатные' варианты лечения, но им ничего не помогло. Им не помогла хирургия, не помогла радиационная обработка, не помогла 'штатная' хемотерапия. Поэтому наш Даванат - их последняя надежда. По правилам FDA я не имею давать сведения о результатах клинических испытаний до их завершения и утверждения FDA. Так что я воздержусь, но все-таки замечу, не нарушая правил, что там всё путем.
Небольшое дополнение. Пока эти заметки набрасывались, FDA дала-таки разрешение на обнародование некоторых сведений о промежуточных результатах клинических испытаний нашего Даваната. Эти сведения только что, в самом конце января 2005 года докладывались на всеамериканской конференции онкологов. Выступали лечащие врачи, которые проводили первую фазу клинических испытаний. Замечу, что они не имеют никакого отношения к нашей компании, они - сотрудники четырех клинических центров, которые проводят испытания. Они доложили, что первая фаза клинических испытаний завершена, и что у 45% больных опухоль застабилизировалась.
Я, признаться, испытал огромное облегчение, услышав слова доклада ведущего врача, хирурга, руководителя клинических испытаний. Он сказал, что эти результаты феноменальны. Напомню, что нам дают для испытаний лекарства больных 'последней линии', с ожидаемой продолжительностью жизни всего три месяца. Опухоль у них продолжает прогрессировать. Эти больные, попросту говоря, безнадежны. И вот оказалось, что почти у половины их рост опухоли остановился!
Облегчение я испытал еще по одной причине, уже по сугубо личной. Все-таки, предложив лекарство и доведя его до испытаний на раковых больных я несу тяжкий груз моральной ответственности. Меня не отпускала мысль - а что, если ничего не выйдет, и успешные испытания на мышах не имеют никакого отношения к людям? Что, если наш Даванат окажется пустышкой? Предложил-то его я... Но теперь, после слов на докладе руководителя испытаний, пусть только испытаний первой фазы (из трех), меня уже никто не сумеет упрекнуть. Конечно, совершенно не гарантировано, что наш Даванат дойдет до аптек и до статуса 'штатного' лекарства от рака, многое может произойти на этом длинном пути. Но то, что клинический эффект есть - уже не вызывает сомнений.
А дальше - следите за прессой.


Последний раз редактировалось Плюс 06-03, 13:04, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 24-07, 14:37 
Не в сети
Старожил

Зарегистрирован: 25-01, 16:15
Сообщения: 15452
Откуда: США
Плюс писал(а):
Короче, надо было найти такое вещество, которое (а) имело бы в своем составе галактозный остаток, чтобы могло 'открывать' галектины, (б) имело четкую структуру и легко описывалось строгими химическими формулами, поскольку FDA признает в качестве лекарств только такие, а неопределенные по составу смеси, коктейли и прочие бальзамы FDA без разговора отвергает, (в) было легко растворимо в воде, (г) было нетоксично, (д) было бы доступно для масштабного промышленного производства в случае успеха, (е) чтобы его еще никто не испытывал в качестве лекарства, и (ж) чтобы его можно было запатентовать, если оно действительно окажется эффективным. Пункты (е) и (ж), впрочем, достаточно взаимосвязаны, если не считать некоторых важных нюансов юридического характера.


У FDAочень много условий и видно, что они пекутся не о больных, а о своей шкуре, чтобы проще сделать лекарство и содрать за него больше денег. Никакие народные естественные панацеи их не интересуют. О паразитах они никогда говорить не будут, т.к будет все очень просто и грантов на исследования не получишь. Продление жизни больных это критерий от лукавого. О лечении пока разговоров нет. Попрежнему в ходу термин срок выживаемости, когда больной живет и корчится от боли. Мы пойдем другим путем. Нам нужна одна победа, одна на всех. Мы за ценой не постоим. Люди должны жить без таблеток и думать своей головой. Нужно понять, что болезнь прячется в захоронках, а травить паразитов нужно медленно, но верно. Медики хотят всех больных взять в плен и травить их таблетками. Они не заинтересованы лечить. Им нужны хроники. ИМХО

_________________
Все приобретенные хронические болезни от паразитов. Интернет победит рак и СПИД!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17-11, 15:50 
Не в сети
Активист

Зарегистрирован: 08-08, 17:22
Сообщения: 157
Doxorubicin (DAVANAT) :
http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/1737 ... d_RVDocSum

http://www.pro-pharmaceuticals.com/

http://www.pro-pharmaceuticals.com/pres ... -06-08.pdf


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19-11, 11:04 
Не в сети
Старожил

Зарегистрирован: 26-01, 15:09
Сообщения: 2647
Ольгерд писал(а):

http://www.rjbc.ru/2007/1/abstracts/15.shtml
http://www.maikonline.com/maik/showArti ... QM&lang=ru

Среди авторов публикаций о ДОКСОРУБИЦИНе - А. Клёсов, известный по своим статьям в Альманахе "Лебедь" [http://www.lebed.com/].
А. Клёсов писал(а):
На поверхности раковых клеток имеются определенные рецепторы, которые контролируют (в значительной части) доступ лекарств в раковую клетку, а также процессы метастазирования, расползания раковых опухолей по организму. Как контролируют – еще во многом неясно, и я пытаюсь понять, как именно. Наиболее интересными (на мой взгляд) из этих рецепторов являются рецепторы, специфичные к определенному углеводу под названием галактоза. Эти рецепторы называются “галектины”. Я пытаюсь понять, что они могут. С ними, похоже, связываются полисахариды под названием “галактоманнаны”, и они сопровождают, направляют хемотерапевтические лекарства – 5-ФУ, доксорубицин – в раковую клетку. В присутствии нашего кандидата в лекарство Даваната (это – галактоманнан) заметно поднимается концентрация 5-ФУ в крови, и еще заметнее – в раковой клетке. Иначе говоря, Даванат избирательно доставляет лекарство (5-ФУ) в раковую клетку. По последним данным (именно из той простыни, что сейчас у меня на столе) Даванат вдвое увеличивает время нахождения (время полужизни) лекарства (5-ФУ) в крови и в раковой опухоли больного.


http://www.lebed.com/2005/art4424.htm
http://www.lebed.com/2005/art4430.htm
http://www.lebed.com/2006/art4439.htm
http://www.lebed.com/2006/art4459.htm

http://www.lebed.com/2005/art4423.htm
http://www.lebed.com/2005/art4431.htm
http://www.lebed.com/2006/art4438.htm
http://www.lebed.com/2006/art4458.htm
http://www.lebed.com/2006/art4469.htm
http://www.lebed.com/2006/art4502.htm
http://www.lebed.com/2006/art4658.htm
http://www.lebed.com/2006/art4663.htm
http://www.lebed.com/2006/art4682.htm


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-04, 07:04 
Не в сети
Старожил

Зарегистрирован: 26-01, 15:09
Сообщения: 2647
Плюс писал(а):
http://www.lebed.com/2005/art4082.htm

Наша идея состояла вот в чем.

http://rak.flyboard.ru/viewtopic.php?p=13007#13007

Аркадий Прокопов. Возвращение в реальность
http://www.lebed.com/2009/art5464.htm

Другие ссылки, где фигурируют фамилии Клёсов и Прокопов:
http://rak.flyboard.ru/viewtopic.php?p=18915#18915
http://rak.flyboard.ru/viewtopic.php?p=20621#20621


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-04, 14:22 
Не в сети
Новичок

Зарегистрирован: 30-03, 20:47
Сообщения: 13
Плюс писал(а):
мои клетки получали достаточное количество энергии для борьбы паразитами.

А будет ли достаточно употреблять достаточное количество фруктов и фруктовых соков? А не просто белый сахар?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29-04, 00:20 
Не в сети
Новичок

Зарегистрирован: 28-04, 23:55
Сообщения: 15
Откуда: Сибирь
идея надо сказать хорошая- взять специфический полисахарид и прикрепить к нему цитостатик- это как накормить сладкоежку отравленным тортом, однако метаболизмы у мышей и людей слишком разные, соответсвенно и патогенез отличается, и еще интересно на системных онкологиях(лейкоз) такое прокатит, сможет ли такой комплекс проникнуть глубоко в ткани, лимфоузлы к примеру или костный мозг? и вообще как паразит может вызвать рак? только если транзитом притащит онковирус? или объестся канцерогенов и в хозяина накакает? и-и-интетесно-о-о ....


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29-04, 01:44 
Не в сети
Старожил

Зарегистрирован: 31-07, 00:44
Сообщения: 1580
Откуда: Москва
vetMasterA1 писал(а):
однако метаболизмы у мышей и людей слишком разные, соответсвенно и патогенез отличается


Об этом, обычно, мало кто задумывается, достигли результата на мышах или морских свинках, и уже празднуют победу. А ведь об этом еще А.С. Залманов писал:

http://polbu.ru/zalmanov_secretwisdom/ch08_i.html

Цитата:
До сих пор мы не имеем настоящего труда по физиологии человека. Существует только физиология животных, основанная на бесчисленных опытах на лабораторных животных. Но у них состав вне- и внутриклеточных жидкостей совершенно отличен от гуморального состава человеческого организма. Например, в соках организма собаки содержится гораздо меньше калия и гораздо больше хлористого натрия, чем у человека. Процент гистамина у собаки отличен от такового у человека. Кролики, морские свинки - животные травоядные, человек плотояден и всеяден. Лягушки и мыши в видовом отношении, тем более, далеки от человека. Большинство опытов на лабораторных животных производилось в атмосфере принуждения. Животные в опытах связаны, изранены физически и морально отравлены. Они содержатся в плохо проветренных клетках, функции их ненормальны.

Мы не отрицаем огромного значения физиологии животных, но мы думаем, что нужно принимать во внимание условия жизни лабораторных животных, для того чтобы иметь право делать не слишком поспешные выводы. Ибо бывают случаи, когда мучительные физиологические опыты на животных ведут к "вымученным" выводам.


Справедливости ради надо отметить, что, вроде бы, начались клинические испытания на людях, и даже положительный результат как бы достигнут. Но вот когда этот препарат дойдет до больных? И дойдет ли...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 84 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB